Добро пожаловать на официальный сайт EECAAC-2016!





Рассылка

введите свой адрес электронной почты и вы будуте получать новости о нашей конференции




СПИД инфосвязь

Яндекс.Метрика

Новости

17.06.2016

Вадим Покровский: «При правильном лечении человек с ВИЧ живет до старости»

 nnnn3

В России по итогам 2016 года могут выявить 100 тысяч новых случаев ВИЧ-инфекции, основной группой риска являются мужчины в возрасте от 25 до 35 лет. Вместе с тем при грамотном и регулярном лечении пациент с ВИЧ может прожить до глубокой старости, а большинство инфицированных женщин рожают здоровых детей. В Минздраве РФ сегодня обсуждается стратегия борьбы с заболеванием. Руководитель созданного при министерстве Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, академик РАН Вадим Покровский рассказал корреспондентам m24.ru Светлане Казанцевой и Анастасии Мальцевой, нужны ли налоговые льготы для производителей презервативов, пункты приема шприцов в аптеках и массовая рассылка об опасностях ВИЧ.  

– Вадим Валентинович, какова динамика распространения ВИЧ в России?

– В России в прошлом году выявлено и зарегистрировано, по разным источникам, от 100 до 120 тысяч новых случаев ВИЧ-инфекции, и в этом году будет более 100 тысяч новых пациентов. Эпидемия продолжается уже больше 25 лет, просто распространение ВИЧ происходит скрытно, в отличие от гриппа. Первого москвича с диагнозом ВИЧ мы выявили в 1987 году. Он занимался проституцией, выискивал клиентов-иностранцев на представлениях Большого театра и в Москве имел связи как с мужчинами, так и с женщинами. От него ВИЧ начал распространяться в Москве. Поскольку он был очень красив, среди его любовников были и известные люди. Этот человек умер от СПИДа в возрасте 28 лет, не дождался современных методов лечения болезни.

– Сколько людей с ВИЧ сейчас проживают в Москве?

– В Москве зарегистрировано более 80 тысяч ВИЧ-положительных. Из них 50 тысяч москвичей, имеющих в городе постоянную прописку, и 30 тысяч ее не имеющих. В эту официальную статистику не входят те, кто прошли обследование анонимно. Не стоит забывать и про тех, кто обследование еще не прошел. А значит, в Москве проживают не менее 100 тысяч ВИЧ-инфицированных. Опасность распространения вируса достаточно высока. С конца 1980-х годов в столице умерли 10 тысяч людей инфицированных ВИЧ.  

– Принято считать, что к группе риска относятся наркозависимые, гомосексуалисты, проститутки и люди, склонные к промискуитету. Так ли это? Кто еще находится в категории риска? 

– Изначально распространение ВИЧ было связано с мужчинами гомосексуальной ориентации. С середины 1990-х годов вирус попал в среду потребителей наркотиков. В Москве фиксировали меньше случаев ВИЧ среди наркозависимых по сравнению с другими большими городами. Возможно, это связано с тем, что в Москве чаще использовали неинъекционные наркотики. Сейчас группы риска изменились. Доля инфицироваашихся при потреблении наркотиков и в результате однополых связей уменьшилась. Теперь в Москве больше фиксируется случаев передачи ВИЧ при гетеросексуальных контактах. Сейчас большая часть ВИЧ-положительных – мужчины в возрасте от 25 до 35 лет. Это самый брачный возраст. Много женщин заразились именно от своего первого полового партнера, за которого собрались замуж и от которого хотели рожать детей. В большинстве случаев ВИЧ у этих девушек выявляется при первой беременности. Просто партнер когда-то наркотики принимал, может, просто попробовал, мог иметь связи с большим количеством женщин. Со временем он образумился, захотел создать семью, не подозревая, что уже заразился ВИЧ.

– Проститутки входят в группу риска?

– Вопрос сложный. В Москве меньше проституток с ВИЧ, чем в Санкт-Петербурге. В Питере значительно больше женщин, которые занимаются проституцией, чтобы достать деньги на наркотики, а в Москве большая часть проституток занимается этим делом исключительно ради денег, чтобы повысить свое благосостояние. Их цель не наркотики, поэтому они больше заботятся о себе и, как показывают исследования, в большинстве случаев пользуются презервативами.  

– Как в нашей стране в целом организована борьба с ВИЧ?

– У нас слабые профилактические программы, это одна из главных причин распространения эпидемии. Они построены в основном на пропаганде традиционных моральных ценностей. Последние пять лет взят ориентир на воспитание у людей здорового образа жизни, однако за это время число инфицированных увеличилось в два раза. Ведь значительная часть населения не может или не хочет иметь одного верного полового партнера на всю жизнь и вместо секса заниматься спортом. Для таких людей нужно пропагандировать использование презервативов при половых контактах. Так как наши люди не склонны рассказывать правду о своем интимном прошлом, я рекомендую пользоваться презервативом до тех пор, пока точно не знаешь, инфицирован партнер или нет. Лучше всего обследоваться вместе. Если точно знаешь, что любимый человек не инфицирован, и ты собираешься заводить детей, тогда можно не пользоваться презервативами.

– Были публикации, что презервативы не защищают от ВИЧ.

– Те, кто эту версию распространяет, думают, что из-за этого кто-то побоится вступать в недозволенные половые связи, но эффект противоположный: сексом занимаются без презерватива, раз он не защищает... На самом деле презерватив – наиболее эффективное из известных средство предупреждения заражения ВИЧ. Конечно, он может порваться или сползти, поэтому нельзя его считать 100-процентной защитой, но тем не менее он дает очень высокий уровень защиты – более 95 процентов, это выше, чем средний уровень защиты вакцин. Лучшая вакцина от ВИЧ дала пока только 30 процентов защиты, поэтому в производство она не пошла. К тому же презерватив защищает не только от ВИЧ, но и от приводящих к бесплодию инфекций и нежелательных беременностей, кончающихся абортами. Поэтому те, кто думает, что презервативы снижают рождаемость, ошибаются. Нужно только научить людей разумно им пользоваться.

  – Если оказывается, что один из партнеров инфицирован, что делать – расстаться?

–– Если кто-то из партнеров инфицирован, это не приговор отношениям. Можно пользоваться презервативом или начать принимать современные лекарства, антиретровирусную терапию — она снижает риск заражения партнера.  

– Может родить здорового ребенка женщина с диагнозом ВИЧ?

– Да, сейчас инфицированная женщина может родить вполне здорового ребенка. Если она начала вовремя принимать лекарства и делает это регулярно, то риск передачи ВИЧ ребенку приближается к нулю. Раньше акушеры говорили, что ВИЧ-инфицированным женщинам надо непременно делать аборт: и родители умрут, и ребенок будет болен. Теперь появилась надежда, что мы получим здоровое поколение, это, бесспорно, прогресс. И ребенок будет здоров, и родители смогут дожить до глубокой старости, если будут принимать антиретровирусные препараты.

– Стоит ли в качестве профилактики наносить надписи на пачках с презервативами или на оральных контрацептивах, предупреждающие об опасности заражения ВИЧ? Сделать наклейки по типу устрашающих надписей на сигаретах?

– Конечно можно. Но надо подумать, какие надписи делать на пачках презервативов. Понятно, на сигаретах пишут: "Табак убивает". А здесь что писать? "Оральные контрацептивы не спасают от ВИЧ"? Сейчас существует и другая проблема – стоимость презервативов. Самые дешевые стоят от 50 рублей и выше. Молодые люди за эти же деньги могут и бутылку пива купить, поэтому выбор не в пользу презервативов. На мой взгляд, нужны какие-то программы по снижению стоимости презервативов. Этот вопрос обсуждался на совещании, организованном Министерством промышленности и торговли РФ. Там были представители медицинской отрасти и фармацевтических компаний. Но здесь вопрос не только к производителям, которые не хотят лишаться прибыли, но и к законодателям. Есть набор экономических мер, которые помогут решить этот вопрос. Это можно сделать за счет снижения налогов для производителей этого вида контрацептивов. Также можно уменьшить торговую пошлину на ввоз иностранных презервативов.

– Вы будете обращаться к законодателям, предлагать им внести правки в закон? 

– Да, осенью будет избран новый состав Госдумы, к которому я обращусь с рядом предложений. Надо будет в Думе обсудить не только вопрос снижения стоимости презервативов, но и весь комплекс мероприятий по предупреждению распространения ВИЧ и уменьшению ущерба от эпидемии.  

– Во многих странах для профилактики ВИЧ среди наркозависимых используют метод заместительной терапии: вместо инъекционных наркотиков они получают препарат метадон. Как, по-вашему, можно было бы применять его в России?

– Можно, но не обязательно метадон, есть и другие препараты. В Европе сотни тысяч человек участвуют в таких программах, и ВИЧ не распространяется среди наркоманов, и государство не рушится. Если наркозависимый не может вылечиться, то ему выдают в специальном учреждении под наблюдением врача ложку жидкого наркотика. Он выпивает порцию и после этого уже не хочет колоться. Таким образом, он не распространяет ВИЧ. И сами наркозависимые меньше криминализируются, им не нужно прятаться по подворотням. С точки зрения наркологов можно спорить о пользе метода, но профилактике СПИДа заместительная терапия помогает. Это один из вопросов, которые требуют серьезного обсуждения в Думе. Многие меры по борьбе с ВИЧ непопулярны, но это вопрос национальной безопасности: от ВИЧ/СПИД мы уже потеряли 200 тысяч граждан – больше, чем во всех вооруженных конфликтах за последние 70 лет.

– В Японии метадоновых программ нет, как и в России. 

– Да, Япония не применяет метадон, но там и практически нет героиновых наркоманов, всего несколько сотен, а у нас их несколько миллионов. Японцы внутривенные наркотики редко употребляют. Видимо, у них какие-то другие стимуляторы существуют. К тому же в Японии используют значительно больше презервативов, чем в других странах. Там до последнего времени были запрещены гормональные контрацептивы. Планированием семьи там занимается мужчина и сам решает, когда женщина должна рожать детей, поэтому без презервативов ему не обойтись. В итоге в Японии практически нет ВИЧ-инфекции.

– Вы планируете использовать новые площадки для просвещения людей об опасности ВИЧ?

– Нужны программы по просвещению наркозависимых. Некоторые общественные организации проводят такие программы, они называются "аутрич", в переводе что-то вроде "достигать на улице". Ребята раздают наркозависимым чистые шприцы, учат, как колоться правильно. Однако у значительной части населения эти программы вызывает отторжение. Они считают, что, раздавая шприцы и обучая правильно ими пользоваться, мы помогаем наркозависимым потреблять наркотики. Наркоконтроль специально в аптеках устраивал засады и арестовывал тех, кто покупал много шприцев. В общем, у нас левая рука не знает, что делает правая.

– В школах нужно проводить уроки здоровья, рассказывать об опасности вируса?

  – Обязательно нужно, но со школами тоже есть проблема. В нашей стране не принято говорить с детьми о сексе до 15 лет. Но к этому возрасту уже 20 процентов подростков начинают половую жизнь. Всю информацию о сексе дети получают из интернета. В Германии сексуальное обучение является обязательным с раннего школьного возраста, и там ВИЧ-положительных в 10 раз меньше, чем у нас.

– Все ли москвичи могут получить бесплатное лечение? Достаточно ли в Москве лекарств?

– На выявление и лечение тратится около 20 миллиардов федеральных денег, которые распределяются по регионам в зависимости от числа больных, но много денег тратит и Москва. Сейчас в Москве лечение получают примерно 30 процентов зарегистрированных горожан с ВИЧ. Таким образом, чтобы лечение получали хотя бы 90 процентов инфицированных, денег нужно тратить в три раза больше. Есть мнение, что нужно выявить всех ВИЧ-положительных и всем дать лекарство, чтобы вирус больше не распространялся, а профилактическую работу вообще не проводить. Но профилактикой заниматься дешевле. Поэтому сейчас в Минздраве РФ обсуждается стратегия борьбы с ВИЧ-инфекцией.

– Если человек приезжает в Россию из другой страны и инфицируется ВИЧ, то он получает бесплатное лечение?

– Серьезный вопрос. У нас принято обвинять мигрантов в распространении болезней. С ВИЧ все как раз наоборот: иностранцев мы при приезде обследуем и ВИЧ-положительных высылаем, но много иностранных рабочих инфицируются ВИЧ у нас, а потом везут инфекцию в Среднюю Азию и Закавказье. В этих странах Россию ругают за то, что их мигранты у нас инфицируются ВИЧ-инфекцией. А обучением мигрантов, как избежать инфицирования ВИЧ, ни мы, ни они заниматься не торопятся. Если депортация ВИЧ-положительных иностранцев будет отменена, то встанет и вопрос о том, кто должен будет платить за их лечение.

  – Целесообразно ли вводить обязательное тестирование на ВИЧ-инфекцию при приеме в вуз или на работу?

– Массовое тестирование целесообразно. Его польза в том, что болезнь можно начать лечить вовремя. Если лечение правильно проводится, принимаются регулярно препараты, то человек доживет до глубокой старости. Но возникает вопрос, что ждет человека, у которого ВИЧ выявили при поступлении в вуз или при приеме на работу? Возьмут ли его после этого? Скорее всего нет. Обязательное тестирование может осложнить жизнь людям, поэтому обследования должны быть добровольными, и желательно, чтобы посторонние не могли узнать о диагнозе.

– Как ВИЧ-положительным людям бороться с дискриминацией? Нужно ли принять какие-то меры на законодательном уровне?

– Закон о запрете дискриминации ВИЧ-позитивных лиц у нас принят еще в 1995 году, но ущемление их прав происходит в основном из-за страхов на бытовом уровне. Вот как раз обучение населения – это один из компонентов борьбы с дискриминацией. Когда люди знают все про ВИЧ-инфекцию, они перестают бояться.

– Достаточно ли медицинских центров, работающих с ВИЧ-положительными?

– Недостаточно, ведь число больных растет опережающими темпами. В Москве помощь всем пациентам с ВИЧ оказывают в одной больнице – во второй инфекционной. Там от трети до половины коек занята такими пациентами, там же рожают детей женщины с ВИЧ. Казалось бы, неплохо придумано, но в других учреждениях некоторые медики панически боятся лечить ВИЧ-положительных: мол, для них специальная больница есть. Говорят, что хирурги – очень смелые люди, но я видел много хирургов, которые отказывались делать операции из-за страха заразиться.

– Если один из партнеров, зная, что у него ВИЧ, этот факт скрыл, можно ли на него подать в суд?

  – Можно, так часто бывает. Правда, в суде всегда возникает сложность. У ВИЧ-положительного супруга спрашивают, предупреждал ли он партнера. Чаще всего ответ: "Да, предупреждал. Но тот подумал, что шутка". Часто бывает, что, пока партнеры любят друг друга, ВИЧ – это не проблема, а когда разлюбили – друг на друга в суд подают.

– Вам известны случаи, когда один человек инфицирует другого специально?

– Достоверно неизвестно ни одного намеренного случая инфицирования. Здесь гораздо больше значения имеет безответственность, когда человеку наплевать, заразит он кого-то или нет. Еще одна проблема – алкоголь. Когда люди выпьют, они часто забывают о предохранении.

– Если врач узнал, что один из супругов ВИЧ-положительный, он имеет право сообщить другому супругу?

– Нет, врачебная тайна это запрещает. Информирование лежит на совести самого заболевшего. Конфликтных ситуаций было много. Врачи жаловались, что не могут сообщить. Но намекнуть врач может. Как правило, доктор, не сообщая тайны, говорит, что надо пройти обследование и пользоваться презервативами. Задача второго партнера – догадаться, что что-то не то. У нас была пациентка, которая, имея двоих или троих детей, вышла замуж за итальянца. Она всегда пользовалась презервативами, объясняя, что не хочет больше детей. Через какое-то время она все-таки решила ему сказать, а он ответил, что давно догадался.

– По интернету гуляют пугающие статьи о том, что люди с ВИЧ оставляют в общественных местах иголки с вирусом, чтобы инфицировать других людей. Насколько это правдоподобно? 

– Это чистое паникерство. Совершенно бесполезное занятие – разбрасывать шприцы, иголки, потому что вероятность заражения при уколе иголкой составляет где-то 0,5 процента. Если бы у нас были пункты обмена шприцев, наверное, они бы не валялись повсюду.

– Как эти пункты могли бы работать?

– В пунктах обмена наркопотребитель мог бы сдать грязный шприц и получить чистый. Важно, чтобы такие пункты были доступны для них, чтобы зависимому человеку не пришлось ехать через весь город. Самое удобное – создать пункты обмена в аптеках. Наркопотребители и так туда придут за чистыми шприцами. В Лондоне, по-моему, 100 пунктов обмена шприцев, Москве нужно не меньше. Но главное в этом деле – отнюдь не шприцы. Это только способ установить контакт с наркопотребителем, обучить его, дать направление на лечение.

– Какие способы оповещения об опасности ВИЧ можно задействовать?

– Пока массового информирования об опасности ВИЧ нет. Опросы показывают, что народ о растущей угрозе не знает. Многие заражаются в 25 – 30 лет, когда закончили школы и вузы. Как охватить эту аудиторию? Например, в Швейцарии всем гражданам по почте посылали буклеты. Сейчас можно всем послать письма по электронной почте, посылать всем SMS-оповещение несколько раз в год, потому что телефоны есть у всех. Вариантов много, но просто обратиться в Минкомсвязь или "Почту России" не получится, любое письмо и его доставка стоит определенных денег, а речь идет о миллионах сообщений. Здесь нужен специальный бюджет или сильный административный ресурс. Недавно к государственным телеканалам с просьбой осветить мероприятия по борьбе с ВИЧ обратилась Светлана Медведева, супруга премьер-министра. И, представьте, все откликнулись, никто денег не попросил.

– Тогда нужно договориться с операторами телефонной связи?

– Договориться можно, было бы желание и понимание важности задачи. Можно привлечь организации, которые занимаются PR. Борьбой с ВИЧ должны заниматься не только врачи. Опасность ВИЧ/СПИД велика, и все должны внести в борьбу свою лепту.  

Оригинал интервью доступен на сайте Spid.center



Возврат к списку


prev
  • 1 декабря 2015 - Всемирный день борьбы со СПИДом
  • 2я встреча Организационного комитета
  • Dive Safely! Легкой воды! Июль-Август 2016
  • EECAAC-2006
  • EECAAC-2008
  • EECAAC-2009
  • EECAAC-2014
  • EECAAC-2016 День 1
  • EECAAC-2016 День 2
  • EECAAC-2016 День 3
  • Акция по тестированию на ВИЧ-инфекцию. Казань.
  • Второе заседание Программных Комитетов. 01-02.10.15
  • День борьбы со СПИДом 01.12.2014
  • Казанский марафон 2016 – Проверь себя
  • Консультативный совет EECAAC-2016
  • Конференция "Актуальные вопросы передачи ВИЧ от матери ребенку"
  • Конференция "Ответ БРИКС на вызовы опасных инфекционных болезней"
  • Панихида в День памяти людей, умерших от СПИДа
  • ПК "Гражданское общество" 26.03.15
  • ПК "Наука и медицина" 26.03.15
  • ПК "Содействие международному развитию" 24.03.15
next